• Блог
  • Андрей Рублев vs Леонардо да Винчи

Андрей Рублев vs Леонардо да Винчи

Когда смотришь на русские иконы, то сначала кажется, что все это рисовали какие-то дети. Поставить рядом список Владимирской иконы Божьей матери кисти Андрея Рублева и Мадонну Бенуа Леонардо да Винчи. Два этих изображения раделяют возможно менее ста лет, но Мадонна Бенуа — это объемная живопись, которая выглядит современно, почти как фотография, а икона Рублева — плоская и бесконечно архаичная. Неужели такой огромный разрыв между развитием нашей и западной культуры?
Чтобы понять почему так отличаются две Богоматери, нужно попробовать ответить на вопрос насколько два этих художественных произведения отвечают поставленным целям, а значит и выяснить, что же это за цели на самом деле. Какой смысл вкладывали в свои произведения оба эти художника? Что должен чувствовать человек, который смотрит на эти два одинаковых по сюжету, но так отличающихся по исполнению шедевра?
На картине Леонардо да Винчи изображена милая девушка по виду вполне себе современница да Винчи с дородным (и это еще мягко сказано, любой педиатр подтвердит, что у младенца гипертрофия!) младенцем на руках. Они вполне живые, сцена вполне себе бытовая: мать играет со своим ребенком. Мы можем встретить такие сценки где угодно, на улице, на детской площадке. Картину да Винчи можно рассматривать очень долго, скользить по выписанным формам, объемам, отметить глубину изображения, планы, перспективу, детали. Можно изучить композицию, вписанную в треугольник, некоторые гениальные несоразмерности, которые художник внес в изображение, чтобы усилить производимый эффект. Выполнено все на высочайшем уровне. Но о чем вы не думаете, когда смотрите на эту картину? Какие мысли вам приходят в голову в последнюю очередь? Может быть мысль о том, что это действительно Богоматерь? Может быть вы и не подумали бы, кабы не нимбы над головами героев, что это будущий мессия, который пострадает за грехи человечества и его мать, которую чтит весь христианский мир? За пышными, с высоким мастерством выполненными внешними формами почти потерялся смысл изображения. Оно затрагивает нашу сферу чувств, эмоций, волнует, но вряд ли сподвигает на размышление, созерцание, медитацию.
На другом полюсе религиозной живописи находится список Рублева. Та же треугольная композиция основу которой составляют руки Богоматери, а вершину — склоненная к сыну голова. Это без сомнения не та девушка, которую в окрестностях города Владимира мог видеть Рублев. Это собирательный образ. Когда вы смотрите на икону, то рассматриваете ли вы пышные формы Богоматери, радуетесь ли за упитанность Христа? Нет, скорее всего, если вы знаете историю, описанную в Новом Завете, вам придут на ум совсем другие мысли. Скорее всего вы почуствуете не только настоящее Христа и Богоматери, не только ее радость от общения со своим ребенком, но и их будущее, трагическое будущее матери и младенца. Изображение проникнуто внутренним смыслом, который открывается не сразу. Именно отсутствие внешне привлекательных форм — прямой перспективы, сфумато, объемов и т. д. — позволяет сосредоточиться на самом главном: смысле, который вкладывает художник в изображение. Эта икона написана для размышлений, медитации, а не для щекотки ваши чувств. В этой иконе отражено гораздо больше, чем любовь матери к своему ребенку, здесь любовь этих двух святых ко всему человечеству.
Какое изображение можно разместить выше на условной ступени эволюции живописи? То, которое достигло совершенства в изображении внешних форм, или то, которое, отринув внешние формы, смогло докопаться до самой сути? Однозначного ответа быть не может — это искусство в разных весовых категориях. Прекрасный фильм «Терминатор 2», отличная сага «Зведные войны», но фильмы Тарковского вряд ли можно ставить с ними рядом.
Стоит сказать, что западное искусство к концу XIX века практически исчерпало себя в попытках как можно краше, ярче и техничнее выразать красоту внешних форм. Когда это произошло, появились импрессионисты, которые разрушали внешние формы предметов, ради того, чтобы докопаться до их внутренней, чувственной сути. На смену им пришли другие авангардисты, которые, разрушая внешние формы предметов пытались найти внутреннюю суть. Когда западная мысль пришла к пониманию этих видов искусства, на мировой сцене снова появились и стали цениться русские художники — Кандинский, Малевич и иже с ними.
Может быть это черта именно русского искусства, русского менталитета, пытаться докопаться до сути предмета, зачастую пренебрегая его внешними формами?

 

Архив блога:

Носитель информации и есть сообщение.

Маршалл МАКЛЮЭН

Простота —
необходимое условие прекрасного.

Лев ТОЛСТОЙ

Только воплощение мечты детства может принести счастье.

Зигмунд ФРЕЙД

Позвоните нам прямо сейчас по телефону:

+7 (812) 408 16 45

или Skype: